Фриланс биржа

Новое в блогах

Я сделаю все только останься. (история)

Опубликовано: 1346 дней назад (14 июля 2015)
Рубрика: Сборник.
+3
Голосов: 3
Вчера: 0
Сегодня: 1
30 дней: 3
Казалось, что мы с ним поженились по любви. Мужа я обожала. Но вскоре он бросил меня. Увы, так бывает.

Сейчас мне уже не страшно вспоминать. А несколько лет назад... Какую невыносимую душевную боль я испытала, через какие страдания прошла! После школы в университет я не поступила — позорно завалила экзамен по английскому.

— Чего ревешь, красавица? — услышала у себя над ухом, когда лила безутешные слезы в коридоре университетского корпуса сразу после своего поражения. Подняла голову. Передо мной стоял мужественный красавец-брюнет с выразительными зелеными глазами.

— Про... провалилась! — прорыдала я.

— Ой, да не бери дурного в голову! — Молодой человек покровительственно приобнял меня. — Такой красавице не надо засорять свои мозги особыми знаниями.

Вот так банально я познакомилась с Кириллом. И, можно сказать, скоропалительно влюбилась. А он... Он просто вцепился в меня мертвой хваткой. К тому времени Кирюша, выпускник юридического факультета, подрабатывал в крутой адвокатской конторе и подавал большие надежды. Личностью он был весьма целеустремленной. У него все распланировано чуть ли не на жизнь вперед. Вот-вот он получит диплом и престижную работу. И, пожалуй, в самую пору жениться. Такому блестящему юноше жена полагается под стать, но без особых амбиций. В то время я как нельзя лучше подходила на эту рать: эдакий пластилин — лепите из меня что угодно.

Правда, тогда я себя такой не ощущала — была уверена, что через год подтяну свои знания и все-таки поступлю на вожделенный факультет романо-германской филологии. Но, увы, не судилось. Провстречавшись полгода, мы с Кириллом поженились. Я была горда и счастлива! Вот ведь повезло! Муж — красавец и умница. Судя по всему, он сумеет сделать блестящую карьеру. И буду я за ним как за каменной стеной. Тогда еще наивно верила, что все-таки получу высшее образование и буду достойна своего супруга во всех отношениях. Но жизнь на самом деле — рутина. Прошел восхитительный медовый месяц, начались будни. Я сама не заметила, как стала фактически рабой, заложницей Кирилла. Через год уже и не думала об учебе: прими, подай, приготовь, постирай, погладь, убери... Белка в колесе. Как ни странно, мне тогда нравилась роль жены и домохозяйки. И, конечно же, я мечтала о ребенке.

— Да рано нам еще, малышка! — убеждал меня Кирилл. — Успеем. Оленька - для себя поживем. Разве тебе плохо сейчас? Мы предохранялись, разумеется. Но... Если женщина хочет... В общем, я исхитрилась и все-таки забеременела! Кирилл ворчал, я ликовала. И с еще большим рвением взялась за обустройство нашей небольшой, но уютной квартирки. Старалась оттачивать свое кулинарное мастерство, усердствуя на все лады: цыпленок с ананасами и миндалем, мясо под вишневым соусом «Монморанси» и так далее. Каждый день выдумывала что-то новое. Хотела поражать.

— Тебе нравится, любимый? Вкусно? — спрашивала я, глядя на мужа влюбленными глазами. — Все — только для тебя!

Как я любила те недолгие моменты, когда муж был со мной! Да, он очень занят на работе, приходит домой поздно, уставший. А между тем зарплата его оставляла желать лучшего. И я взяла надомную работу: стала клеить коробочки для гвоздей. За время беременности сильно поправилась. Даже было неприятно смотреть на себя в зеркало. Кирилл не подавал виду, что ему не нравится моя нынешняя внешность, однако иногда я замечала на себе его неприязненный взгляд. Конечно, становилось обидно: он-то у меня лощеный щеголь. У Кирилла часто бывали деловые встречи, и ему нужно одеваться с иголочки. На его костюмы, рубашки, хорошую обувь, парфюмерию и уходила львиная доля семейных доходов. Потом родился наш Витюша. Кто бы знал, как тяжело одной управляться с младенцем! Наши с Кириллом родители еще работали, и помочь мне не могли. Муж не делал по дому ничего: приходил, как правило, поздно, объявлял, что чертовски устал и, поужинав, даже не сказав спасибо, ложился на диван у телевизора. Я убирала со стола, мыла посуду, стирала, занималась ребенком и грустно думала о том, что романтика выветрилась из наших отношений с Кириллом, он почти не обращает на меня внимания, у него теперь какая-то своя жизнь, в которой для нас с сыном места практически нет.

После родов я никак не могла похудеть. Пришлось в секонд-хенде купить несколько вещей большого размера: а зачем покупать новые, если все равно никуда из дому не выхожу?

— Кирюш, а ты меня еще любишь? — с тоской в голосе спрашивала иногда.

— О, господи! Какие же вы, женщины, все одинаковые!— раздраженно говорил муж. — Конечно, люблю. Только отстань от меня, пожалуйста. Я очень устал, пойми это, наконец...

— Я тебе не верю! Ты совсем мне не помогаешь! Не интересуешься ребенком. И, в конце концов, вспомни, когда ты со мной в последний раз в постель ложился? Ты больше меня не хочешь?

— Ну, иди, киска, ко мне! — нехотя произносил Кирилл, лениво притягивая меня к себе. Но эти ласки меня не грели.

— Что ты все время кислая ходишь? — раздраженно говорил муж. — Посмотри на себя в зеркало... Этот застиранный халат, эти спутанные волосы...

— Да как ты не понимаешь! Я устаю не меньше твоего! — парировала я гневно.

— Что ты от меня хочешь?! — взвивался он. — Сама хотела этого ребенка — вот и нянчись с ним. В конце концов, материнство — это призвание женщины.

— Давай найдем няню! Неужели мы не потянем? Я тоже хочу жить, а не прозябать в этих четырех стенах! — возмущалась я. — Хочу, чтобы мы с тобой ходили в гости, в рестораны, в театры!

— С тобой? — презрительно фыркал Кирилл. — Да мне с тобой, нынешней, стыдно в приличном обществе появиться. Посмотри, в кого ты превратилась. Толстая, глупая клуша! Ужас какой-то! После таких разговоров я все чаще ловила себя на мысли: «А вдруг однажды Кирюша меня бросит? Я не могу этого допустить! Ведь люблю его больше жизни» В такие моменты меня охватывали ужас и паника. Я с еще большим рвением старалась исполнять свои супружеские обязанности. Ластилась к мужу, стремилась во всем ему угодить. Но роковой день, все таки настал.

— Я решил подать на развод, — обыденным тоном сказал Кирилл однажды, вернувшись с работы. — Мне эта пресная жизнь с тобой осточертела, детка.

—А у нас сегодня на ужин паштет из печенки и твои любимые домашние голубцы, — растерянно пролепетала я, делая вид, что ничего не услышала.

— Ты, я гляжу, совсем поглупела, бедняжка, — цинично промолвил Кирилл и снисходительно погладил меня по макушке. — Ну ладно... Для особо одаренных повторяю: я ухожу от тебя к другой женщине. Теперь поняла?

— Кирюша, любимый, ты сошел с ума? Как это — к другой? — Я была в ужасе, хотя понимала, что подспудно готовилась к тому, что сейчас происходит.

— Мы с тобой не пара, — объявил Кирилл. — На сегодняшний день нас больше разъединяет, чем объединяет.

— Что ты такое говоришь? Родной мой! Я же тебя люблю! У нас ребенок! Ты этого не сделаешь! — напряженно смотрела на мужа, глупо надеясь, что он сейчас рассмеется и скажет, что пошутил.

Я бросилась к нему, попыталась обнять. Он с презрением отстранился от меня.

— Оля, разговор окончен. Я принял решение. Спустись на землю. Посмотри на себя со стороны. Как ты выглядишь в этих лохмотьях из секонда?! Неужели ты думаешь, что я, солидный человек, могу появиться в приличном обществе с такой замарашкой как ты — с женщиной, которая клеит дома коробочки и не может двух слов связать в разговоре?

Я словно окаменела. Стояла, смотрела на Кирилла и не верила своим ушам. И это говорит он, мой дорогой, обожаемый муж, ради которого я бы отдала все на свете, только бы он был счастлив?!

— Прошу тебя, не говори со мной так, — взмолилась я. — Ведь только ради тебя я жертвовала собой. Делала все, чтобы ты был счастлив, чтобы у тебя была беззаботная жизнь, устроенный быт...

— За вещами приду на днях, — не обращая внимания на мои мольбы, произнес Кирилл. — Кстати, роль истерички тебе совершенно не идет. Запомни это.

Он решительно направился в коридор и стал натягивать куртку. Я в отчаянии подбежала к двери, закрыла ее собой:

— Никуда тебя не пушу! Ты никуда не пойдёшь! У нас же маленький ребенок!

Кирилл отодвинул меня, как неодушевленный предмет, и вышел. Я опрометью бросилась за ним по ступенькам. — Кирюша!— закричала, совершенно не заботясь о том, что подумают наши соседи. — Я сделаю все, только вернись!»

Внизу в подъезде хлопнула дверь, и воцарилась удручающая тишина. В ту ночь я не спала. Плакала. Как и много ночей потом. Мир перестал для меня существовать, как хрупкое стекло разбился вдребезги. Что бы я делала, если бы не сын! Он был моим спасением. Муж подал на развод, Я сопротивлялась до последнего — развод означал окончательный разрыв. Но не в моих силах было что-либо изменить. Кирилл платил на сына алименты, но все равно приходилось туго. Нужно было искать работу. Но я в, то время находилась в каком-то затяжном ступоре...

Говорят, время лечит. Я ждала облегчения. Как раненный зверь, долгие месяцы, ждала, что рана затянется. Но, увы, каждый день, каждую минуту думала о Кирилле, о том времени, когда он был рядом, когда любил меня. Из этого кошмара выбиралась долго. А потом, наконец, поняла: если сама себе не помогу, никто не поможет. И устроилась на работу... Прошло шесть лет. Я закончила заочное отделение университета, нашла достойную работу. Витюша пошел в школу. Появилось время на себя. Тренажерный зал, косметический салон, новые нарядные вещи... Однажды я в задумчивости шла по улице. Почему-то вспомнился бывший муж. «Вот бы он мне сейчас встретился... Небось, не узнал бы...»

— Оля, ты?! — неожиданно раздался до боли знакомый голос. Передо мной стоял Кирилл собственной персоной и во все глаза изумленно смотрел на меня.

— Олечка, милая, как ты изменилась! Похорошела! Как тебе это удалось?

— Да вот, представь, удалось! Просто я научилась любить себя. И теперь меня никто не угнетает и не унижает, как делал это ты, дорогой. Все очень просто!

В эти мгновения я была чрезвычайно горда собой. Вот он мой триумф!

— Оля... — Кирилл помялся. — Я давно вынашивал мысль встретиться с тобой и поговорить. Я сейчас живу один. Часто вспоминаю тебя и Витюшу... Конечно, признаю свою вину перед тобой... Огромную. И нет мне прощения, знаю, но, может быть, нам снова...

Он стоял передо мной такой когда-то обожаемый и желанный, все такой же лощеный, ухоженный, красивый. Но... уже ненужный. Да-да, ненужный. Теперь я отчетливо поняла, что разлюбила его. Слишком много боли причинил мне этот человек. Слишком много...

— Нет, Кирилл, поздно, — сказала я.
Комментарии (2)
Надежда Рагаускене # 16 июля 2015 в 08:32 +2
Очень хороший рассказ! Но я не поняла, почему в разговоре о ребёнке, он называет её Анюта, а потом она вдруг стала Ольга...
Катюша Katusha # 16 июля 2015 в 12:30 +1
Поправила. Спасибо.
Нашли нарушение или ошибку? Пожаловаться на страницу

Фриланс